Бункер Путина, Д-6, Метро-2033 и другие подземные ошибки массовой культуры

Подземные защитные сооружения — убежища и укрытия, «секретные бункеры», различные тоннели специального назначения — это тема, по которой мифов, выдумок и заблуждений намного больше, чем достоверной информации. В художественных и документальных фильмах, компьютерных играх, википедии, газетных статьях — везде имеется высокий процент ошибок и откровенных сказок.

Чтобы досконально разобраться в этой теме, нужно перелопатить горы сложной и занудной технической литературы. Но если на такой подвиг у вас нет времени, то мы подготовили список из самых популярных мифов и заблуждений про «бункеры» и всё, что с ними связано.

 

  • «Бункеры нужны для жизни в постъядерном мире»

Подземные защитные сооружения НЕ рассчитаны на длительное пребывание. Срок автономности типового убежища гражданской обороны — 48 часов. Больше просто не нужно. Через два дня после взрыва над городом современной водородной бомбы вы можете ходить под эпицентром в респираторе безо всякого риска лучевой болезни. Радиационный фон снижается быстро. Не нужно путать Чернобыль и Хиросиму: в Чернобыле не было ядерного взрыва, а в Хиросиме давно живут люди (и неплохо живут!). Фанаты вселенной «Метро-2033» могут расстроиться, но многолетняя жизнь под землей — это лишь художественный вымысел, не имеющий ничего общего с реальностью (к слову, книги и игры по этой вселенной чаще всего грешат еще и множеством фундаментальных технических ошибок, показывающих плохое знакомство авторов с тематикой метрополитена и ЗС ГО).

А в художественных произведениях всё не так быстро, иначе сюжет будет скучным 🙂

 

  • «По сигналу тревоги нужно бежать в убежище… но убежище рядом с моим домом отдали под какой-то склад!»

По сигналу тревоги НЕ нужно бежать в убежища. В мирное время в РФ действует единственный сигнал гражданской обороны — «внимание всем» (трехминутное включение городских сирен). Этот сигнал может быть применен хоть при эпидемии чумы, хоть при падении на землю метеорита, а эфективные действия при различных угрозах могут быть совершенно разными (очевидно, что при эпидемии смертельной болезни «бежать в убежище» с толпой людей как раз опасней всего). В мирное время убежища обычно сданы в аренду, это старая общемировая практика. Войны не начинаются «внезапно» (это тоже популярный миф). В случае возникновения реального периода военной угрозы, убежища готовятся к приему укрываемых, а население информируют о наиболее эффективных способах защиты на случай, если война все-таки начнется. Причем, основной способ защиты населения при ядерной угрозе — не убежища в городах, а заблаговременная эвакуация подальше от мегаполисов и потенциальных военных мишеней. Городские подземные сооружения нужны лишь для тех, кто не может уехать (то есть, если война застала вас в подземном убежище, а не в деревне, то вы оказались в числе тех, кому НЕ повезло).

Самое большое ЗС ГО в Москве (не считая метрополитена). В мирное время — подземная парковка.

 

  • «Кроме обычного метро, в Москве есть еще и секретное правительственное метро-два под названием Д-6»

Правительственного «метро-два» не существует. Нет никакой системы тайного внеуличного транспорта, которой пользуются власти страны. Это лишь городская легенда, сочиненная в начале девяностых годов публицистом Владимиром Гоником («Д-6» досочинил другой сказочник, спустя несколько лет, но его имя осталось неизвестным). А вот отдельные коммуникационные тоннели специального назначения (в том числе и с рельсовым путем) существуют. Известно, что в Москве два таких тоннеля были построены в хрущевские годы. Один, длиной несколько сот метров, связывал важные спецобъекты в центре. А другой, несколько километров длиной, служил альтернативным путем эвакуации на окраину Москвы из защищенных рабочих помещений в центре города (на случай, если будут разбомблены центральные шахты, выходящие на поверхность). У каждого защищенного подземного тоннеля есть четкое обоснование по функционалу на военное время и долгая история строительства, которая хорошо прослеживается в документах и на местности.

 

Объект №100 — первый городской спецтоннель, изначально спроектированный под рельсовый путь. В настоящее время расекречен на уровне исторических документов, однако недоступен для свободного осмотра.

 

  • «В Москве есть бункер Сталина, в него водят экскурсии… кажется, в Измайлово, или на Таганке»

«Бункера Сталина в Измайлово» не существует, это современный искусственный аттракцион для туристов. На Таганке тоже нет «Бункера Сталина», там находится бывший узел министерства связи. Вообще, когда вы слышите фразы типа «Бункер Сталина», «Бункер Берии», «Бункер Жукова», и тому подобное — следует понимать, что это всего лишь современные бренды, созданные для привлечения внимания. Никаких личных именных «бункеров» ни у кого из советских руководителей не было. Зато были защищенные рабочие помещения на случай бомбежек для разных государственных ведомств. Например, Сталин в Москве при бомбежках пользовался защищенными рабочими помещениями во временном КП Ставки на станции метро «Кировская», в правительственном объекте №1 (Кремль) и, вероятно, в объекте №18 (Кунцево). Увы, в эти объекты пока не проводят экскурсии для всех желающих (хотя, станцию метро нетрудно посетить самостоятельно).

Простая схема, по которой можно запомнить, какие подземные спецобъекты реально имеют отношение к Сталину

 

  • «Еще есть секретный бункер, в котором прячется Путин. Даже в Википедии про это написано. Наверняка у него хороший бункер. Он выживет, а мы нет».

Это наиболее свежий стереотип массовой культуры, поэтому распишем его чуть подробней:

Во-первых. Подземные защитные сооружения мобилизационного назначения (в том числе, командные пункты для аппарата президента РФ) в реальном современном мире крайне редко посещаются высшими лицами (и уж тем более они не закрепляются за каким-то одним чиновником). Такие посещения случаются исключительно во время плановых учений и инспекций. А всё остальное время на таких объектах сидит лишь скучающая дежурная смена из электриков, сантехников, охраны, и т. д.

Во-вторых. В секретных подземных спецобъектах никто не «прячется». У них единственная цель — обеспечить бесперебойное управление во время воздушных ударов по городу. Известен лишь один период времени, в который руководство страны действительно работало в «бункерах» — это 1941-1942 годы. Причем, под землю высшие лица спускались только после объявления очередной воздушной тревоги. Более того, хорошо известно, что многие крупные чиновники часто игнорировали тревогу, предпочитая оставаться в просторных и удобных кабинетах на поверхности. Во время Карибского кризиса или августовского путча 1991 года никаких реальных поводов для перемещения руководства на подземные спецобъекты также не было. Как нет их и сейчас.

В-третьих. В нашу эпоху существует ровно две ситуации, при которых столичные чиновники могут начать реально работать в подземных ЗПУ (защищенных пунктах управления). Первая ситуация — это запредельно маловероятное начало тотальной (ядерной) войны между крупнейшими мировыми державами. Вторая ситуация — это развал страны, при котором РФ теряет ядерное оружие, а новые локальные конфликты (аналогичные тем, что до сих пор тянутся после развала СССР) докатываются до Москвы и приводят к регулярным обстрелам и бомбежкам города с помощью обычных вооружений. Очевидно, что сегодня обе эти ситуации отсутствуют, поэтому никаких причин для использования правительственных «секретных бункеров» по прямому назначению сейчас нет.

В-четвертых. Что касается президента РФ, то, судя по открытым источникам, для его бесперебойной работы в военное время предназначены, прежде всего, воздушные командные пункты (аналогично и у президента США). Этот вариант защищенного управления страной считается наиболее эффективным. Соответственно, если в вашей версии политизированного скудоумия Путин или Байден зачем-то должны «прятаться» в современном мире, то они должны делать это в специальном самолете, а вовсе не в подземном «бункере».

В-пятых. Защищенные пункты управления для высших лиц (а также узлы связи, ракетные шахты, и т. д.) ДОЛЖНЫ быть защищены намного лучше, чем убежища для простых людей. Звучит странно, но максимальная неуязвимость десятков стратегических объектов намного важней для выживания мирного населения, чем повышенная защищенность тысяч гражданских убежищ. Почему так?

Потому что при любых сценариях тотальной ядерной войны все равно погибнут миллионы людей, несмотря на все защитные меры. Поэтому система специальных сооружений уже несколько десятилетий работает, в первую очередь, на ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ тотальной войны. Выживание государственной системы и гарантированный ответный удар гарантируют ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ. То самое сдерживание, которое обеспечивает отсутствие мировых войн между крупнейшими державами уже много десятилетий. Практика показала, что это реально работает!

Поэтому, условный «бункер Путина» несет, в первую очередь, миротворческую функцию. Это часть системы сдерживания. И в этом его главное отличие от гражданских убежищ, которые нужны лишь для того, чтобы в случае, если маловероятный ядерный конфликт все же случится, спасти побольше горожан из числа тех, кто не смог заранее уехать в эвакуацию.

Подробности о самых современных правительственных бункерах мы узнаем не скоро. Зато уже сейчас в Москве можно сходить в бывшие секретные бункеры 1960-х годов. Например, вот в этот.

 

***

Наш мир полон неожиданностей. То, что 99% людей считает верным — на практике нередко является полной чепухой. Все уверены, что красная тряпка злит быка. Все с детства слышат, что при испуге страус прячет голову в песок. На самом деле, быки не различают цвета и краснота тряпки им безразлична, а страус ничего подобного никогда не делает. Это лишь устойчивые мифы.

Немало таких мифов родилось и про то, что находится у нас под ногами. И особенно много этих мифов про подземные защитные сооружения. Если вы хотите знать, как устроен мир в реальности, то чаще перепроверяйте популярные факты и пользуйтесь корректными источниками (а не википедией). И главное — никогда не путайте художественный вымысел с объективной реальностью.